• 01.03.2016

Почему поправки в законодательство не спасут должников от коллекторов


В России деятельность коллекторов давно превратилась в социальную проблему, равно как и закредитованность заемщиков. В этом нет ничего удивительного: в кризис из-за падения доходов людям всё тяжелее обслуживать долги. Особенно те займы в микрофинансовых организациях, полная стоимость которых достигает  880% годовых. 

Массовая продажа долгов коллекторам стала признаком эпохи, широко распространенным явлением. Зачастую истории общения с коллекторами похожи на триллер. Однако рассмотрение вопроса взыскания долгов коллекторскими агентствами не должно ограничиваться обсуждением и осуждением экстремальных происшествий. Проблема деятельности коллекторов шире, и связана она с отсутствием четких правил их деятельности и малоэффективным правоприменением.

Невероятно, но факт — сам термин «коллекторская деятельность» в законодательстве РФ до сих пор не определен. Ряд чрезвычайных происшествий, связанных с настоящим беспределом со стороны коллекторов, все-таки вызвал реакцию государства. В середине февраля этого года председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко и председатель Госдумы Сергей Нарышкин внесли в Думу законопроект «О защите прав и законных интересов физических лиц при осуществлении деятельности по возврату долгов».

Законопроект Матвиенко и Нарышкина вводит ряд ограничений, касающихся взаимодействия коллекторов и должников. Для оценки их предложений, обратимся к опыту регулирования этой деятельности в странах, где потребители финансовых услуг чувствуют себя намного более защищенными.

В США работу коллекторов регламентирует закон «О добросовестных практиках взыскания долгов» (Fair Debt Collection Practices Act — FDCPA). Коллекторы не могут давить на должников, оскорблять их, распространять любую информацию о заемщиках. Они не имеют права беспокоить должника по телефону в неудобное для него время (например, ранее 9 утра). Если человеку запрещено говорить по телефону по личным вопросам на работе, он может известить об этом коллектора, и тот обязан изменить график своих звонков и т.д.  Заемщик в США имеет право проверить, правильно ли указан размер его задолженности. И кредитор обязан предоставить эту информацию в течение 30 дней. Всё это время коллекторы не имеют права тревожить клиента.

Российский законопроект обязывает взыскателя предоставлять ему сведения о кредиторе и лице, действующем от его имени, номера их телефонов, сведения о наличии долга (без указания его размера). В почтовых сообщениях кроме этого надо будет указывать информацию о регистрации коллектора, сведения о документах, подтверждающих полномочия кредитора, структуре и размере долга, сроке и порядке его погашения. А вот при непосредственном взаимодействии (личная встреча или разговор по телефону) кредитор или коллектор должен только полностью представиться. Предположу, что большинство взыскателей выберут именно телефон в качестве главного средства общения с должниками.

В США должник вправе написать заявление об отказе контактировать с коллекторами. В этом случае они могут лишь сообщить ему, что больше обращений не будет и заявить о возможном судебном процессе. Авторы нашего законопроекта также устанавливают право должника отказаться от взаимодействия с кредитором или коллектором или привлечь адвоката для общения с ними.

В США есть специальное Бюро по финансовой защите потребителей (Consumer Financial Protection Bureau, CFPB). Оно контролирует работу кредитных организаций, туда могут обратиться потребители финансовых услуг, если у них возникли какие-либо проблемы. В России потребители финансовых услуг могут обратиться в Службу Банка России по защите прав потребителей финансовых услуг и миноритарных акционеров, региональные управления Роспотребнадзора.

На сайте регулятора финансового рынка Австралии — Австралийской комиссии по ценным бумагам и инвестициям (ASIC)  — даны подробные разъяснения о том, как коллекторы должны общаться с должниками: уважать частную жизнь заемщика, не беспокоить должника чаще чем три раза в неделю или 10 раз в месяц в определенное время. Личные посещения возможны не более одного раза в месяц, с 9 утра до 9 вечера. Визит домой к заемщику возможен только в том случае, если нет других вариантов связи. Если коллекторы связываются с должником по интернету, они должны гарантировать, что их сообщение не попадет к другим людям, только к должнику. В национальные праздники связываться с заемщиками коллекторам запрещено. Сравним с российским законопроектом: личные встречи — не более одного раза в неделю; телефонные звонки — два раза в неделю или восемь раз в месяц; сообщения — не более двух с сутки, четырех в неделю и шестнадцати в месяц.

Взыскатели долгов в Австралии не имеют права запугивать должника, угрожать ему и членам его семьи, использовать грубую и ненормативную лексику, давать ложную информацию о том, что может произойти в случае невыплаты долга. В Великобритании коллектор не имеет права присылать должнику документы, похожие на судебные, вводить человека в заблуждение по поводу размера долга и его прав как заемщика.

Проект российских парламентариев содержит аналогичные положения, запрещающие, в частности, применять физическую силу, портить имущество, давить на должника психологически. К взысканию долга нельзя будет привлечь людей с неснятой судимостью за преступления против личности, преступления в сфере экономики или преступления против государственной власти и общественной безопасности.

Как мы видим, предлагаемые законодательные изменения в регулировании деятельности по взысканию долгов в России вполне соответствуют передовому опыту. Является ли это залогом нормализации взаимоотношений должников и коллекторов в случае принятия этого закона? К сожалению, нет.

Соблюдение правовых норм в России не соответствует аналогичным практикам США, Австралии и Великобритании. К тому же в российских условиях появление действительно независимого органа-регулятора коллекторов, в котором не было бы бывших сотрудников МФО и коллекторских агентств, не представляется реалистичным.

Поэтому по моему личному мнении более оптимальной мерой стал бы, полный запрет на передачу долгов заемщиков коллекторам. То есть по сути запрет на деятельность этих организаций. Если финансисты выдали кредит, то они обязаны заниматься и взысканием этого долга через суд. Перепродавать его организациям, использующим бандитские и полубандитские методы работы, как это происходит у нас сейчас, они не должны.