• 17.11.2016

Москва потребует пересмотреть отказ ЕБРР финансировать российские проекты


Терпение лопнуло

Россия, седьмой крупнейший акционер Европейского банка реконструкции и развития, из-за санкций уже два года не получает доступ к новым инвестициям со стороны банка, обязавшегося в 1991 году помогать бывшим социалистическим странам развивать рынок. Отказ, по воле западных акционеров, финансировать новые проекты в России (до этого ЕБРР инвестировал в Россию по $2 млрд в год) не был юридически оформлен и нарушает устав международного института, утверждает российская сторона, следует из ее меморандума, направленного в сентябре представителям всех акционеров ЕБРР (копия документа есть у).

Источник, близкий к российскому руководству в ЕБРР, признается, что российская сторона до последнего старалась не нагнетать конфликт, но после того как в конце сентября совет директоров ЕБРР в очередной раз проигнорировал ее претензии, Россия решила перейти к активной борьбе. Теперь Россия планирует вынести пакет ее претензий на голосование на ежегодном собрании совета управляющих ЕБРР, которое состоится в мае 2017 года на Кипре, сообщил источник.

«Есть такие планы», — подтвердил заместитель управляющего в ЕБРР от России, замминистра финансов Сергей Сторчак.

Сторчак сейчас де-факто исполняет обязанности российского управляющего в ЕБРР, после того как действующий управляющий Алексей Улюкаев был снят с должности министра экономического развития России в связи с обвинениями в коррупции. Предполагается, что место Улюкаева в ЕБРР займет новый министр экономики, с которым Кремль еще не определился.

Спор вокруг интерпретации

В меморандуме, поданном в совет директоров ЕБРР директором от России Денисом Морозовым, утверждается, что российские права нарушены не только с точки зрения уставных документов банка, но и с позиции международного публичного права. Но по сути это «внутрикорпоративный» спор, говорит Herbert Smith Freehills Алексей Панич. «Насколько я понимаю, речь в большей степени идет не о международном праве, а о внутренних документах ЕБРР, в отношении которых ЕБРР считает, что они были полностью соблюдены, а российская сторона ссылается на то, что имело место нарушение», — рассуждает он.

Сам Морозов отказался комментировать содержание меморандума и спор с ЕБРР.

В июле 2014 года совет директоров ЕБРР, представляющий интересы акционеров банка, принял решение о прекращении любых новых операций ЕБРР в России. Решение было принято в виде «руководящего указания» (guidance) в координации с Европейским советом Евросоюза, который чуть раньше согласовал очередной раунд санкций против России за «действия, подрывающие суверенитет, территориальную целостность и независимость Украины». При этом «санкции» ЕБРР де-факто оказались жестче, чем со стороны ЕС: в то время как западные санкции ограничены определенными секторами российской экономики или направлены на отдельных физических и юридических лиц, ЕБРР остановил подготовку всех новых операций в России, отменил подписание уже одобренных на тот момент проектов, заморозил сотрудничество с российскими инвесторами в других странах операций.

«ЕБРР в настоящее время оказывает поддержку только существующим проектам и клиентам в России», — говорится на российской странице банка. ЕБРР не приводит никаких условий, которым должна соответствовать Россия, чтобы инвестиции были возобновлены, и не предусматривает никакого механизма пересмотра, обзора или актуализации введенных в отношении России ограничений.

Россия считает, что ЕБРР фактически приостановил ее доступ к ресурсам банка, но это противоречит статье 8.3 учредительного соглашения — она гласит, что совет директоров может рассмотреть вопрос о приостановке доступа, «если какой-либо член осуществляет политику, несовместимую со статьей 1, <…> или в случае чрезвычайных обстоятельств». Статья 1, в свою очередь, определяет цель ЕБРР как «содействие переходу к открытой экономике, ориентированной на рынок, а также развитию частной и предпринимательской инициативы в странах Центральной и Восточной Европы, приверженных принципам многопартийной демократии, плюрализма и рыночной экономики». Очевидно, что геополитические соображения или внешнеполитические задачи чужды мандату ЕБРР «содействовать переходу к открытой экономике», говорится в российском меморандуме. А под «чрезвычайными обстоятельствами» вряд ли могут пониматься действия банка, продвигающие внешнеполитические интересы какой-либо группы акционеров за пределами мандата ЕБРР.

Даже если банк считает, что статья 8.3 применима, совет директоров должен был рекомендовать совету управляющих принять соответствующее решение, а тот — проголосовать за него квалифицированным большинством. Никакой рекомендации и голосования не было, а значит, нарушены процедурные требования устава, считает Россия.

«Сочувствующие» России

Главный юрист ЕБРР Мари-Анн Биркен в сентябре предоставила совету директоров «интерпретацию», согласно которой положения учредительного договора банка соблюдаются, но пресс-служба ЕБРР отказалась ознакомить с этой «интерпретацией». «Вопросы, которые вы задаете, должны быть адресованы акционерам ЕБРР, а не руководству банка», — написал представитель ЕБРР. Крупнейшими акционерами банка являются США (10%), Япония (9%) и страны Евросоюза, которым в общей сложности принадлежит 63% акционерного капитала. У России — 4,1%.

Решение о заморозке новых инвестиций ЕБРР в Россию «продавили через «семерку» (группа G7. — )» Соединенные Штаты, считает источник , близкий к российскому руководству в банке. По их указаниям действуют большинство стран ЕС, Швейцария, Норвегия, Украина, говорит он. Сторонники в ЕБРР у России есть, утверждает он, но скорее «сочувствующие». Например, Турция, которой после реакции властей на попытку военного переворота тоже угрожают экономические санкции ЕС, «понимает, что может стать следующей», говорит собеседник .

Из-за приостановки новых проектов в России ЕБРР рискует потерять существенную часть дохода — даже за прошлый год, когда уже действовали санкции, российский портфель принес 32% совокупных доходов банка, приводит цифры источник ( не смог оперативно проверить их по отчетности ЕБРР). Согласно прогнозу финансовых показателей ЕБРР, менеджмент рассчитывает недополучить почти €2 млрд запланированного ранее валового дохода за период 2016–2020 годов, а чистая прибыль будет меньше запланированной на €1,7 млрд, говорит собеседник . Эти утверждения «имеют спекулятивный характер, сказал старший советник ЕБРР в странах Восточной Европы и Кавказа Антон Усов. 

Источник