• 15.02.2017

У Fitch возникли вопросы о сделке по приватизации «Роснефти»


Спустя полтора месяца после завершения приватизации 19,5% «Роснефти» свои вопросы к сделке поставили аналитики международного рейтингового агентства Fitch. Им непонятны схема фондирования сделки и структура распределения финансового риска, а также возможная роль облигаций «Роснефти» на 600 млрд руб., выпущенных перед самой сделкой, следует из материалов, представленных Fitch 15 февраля на мероприятии по нефтегазовому сектору, передает корреспондент .

По заявлению компании Glencore (вместе с катарским фондом QIA входит в консорциум по покупке доли в «Роснефти»), ее участие собственными деньгами в капитале «Роснефти» составило лишь €300 млн, или 0,54% акций «Роснефти». Доля QIA — €2,5 млрд. При этом Glencore и QIA владеют пакетом «Роснефти» на паритетных началах. Остальные €7,4 млрд обеспечили банки-кредиторы (€5,2 млрд — итальянская группа Intesa, еще €2,2 млрд — российские банки, которые до сих пор неизвестны).

«Меня волнует equity, участие Glencore в капитале — 0,54%», — поделился с  старший директор Fitch Максим Эдельсон, указав, что структура владения остальными 9,2% (на долю каждого из партнеров должно приходиться по 9,75% акций «Роснефти». — ) остается неясной. Помимо того, что Glencore обошелся столь малым риском при собственных вложениях, он предоставил Intesa как залогодержателю гарантию в размере до €1,4 млрд на случай падения цены акций «Роснефти», находящихся в залоге, однако некие российские банки согласились полностью компенсировать Glencore эту сумму.

«Вопрос, какие банки, на каких условиях? Очень такая шикарная сделка — вы покупаете актив и получаете такую шикарную страховку», — сказал Эдельсон на конференции (цитата по Reuters).

Отдельный вопрос, поставленный Fitch, — какую роль могли играть облигации «Роснефти» на 600 млрд руб., размещенные среди неизвестного круга кредиторов 7 декабря 2016 года, в день объявления о договоренностях с консорциумом. По мнению банковских аналитиков Fitch, эти облигации могли быть «частью структурной сделки» — могли быть использованы в качестве залогового обеспечения.

ранее сообщал, что банк ВТБ в середине декабря предоставил промежуточное финансирование на 692 млрд руб. сингапурской QHG Shares, на балансе которой в итоге оказались 19,5% акций «Роснефти». QHG Shares — совместное предприятие, принадлежащее на паритетных основах компаниям групп Glencore и QIA, говорится в ежеквартальном отчете «Роснефти» за октябрь—декабрь 2016 года.

«Возможно, что поступления от выпуска облигаций «Роснефти» фактически обеспечили бридж-финансирование от ВТБ при участии Центробанка», — не исключает профессор финансов Хьюстонского университета Крэйг Пирронг, специализирующийся на анализе сырьевых рынков. «Роснефть» продает облигации, получает деньги, которые «Роснефтегаз» платит в бюджет; ВТБ несет бумаги в Центробанк в качестве обеспечения и получает рефинансирование», — рассуждает эксперт. Облигации «Роснефти» на 600 млрд руб. были включены в ломбардный список ЦБ 16 декабря.

«Структурная сделка предполагает, что бумаги были использованы в качестве залога, вопрос — куда деньги пошли, на какие цели, деньги же не лежат мертвым грузом», — сказал Эдельсон из Fitch. Загвоздка в том, что эти бумаги не оставили следа в банковской системе — портфели корпоративных ценных бумаг у банков не выросли, на балансах банков они не видны, отмечает Fitch.

Сама «Роснефть» говорила, что деньги от выпуска будут направлены на финансирование зарубежных проектов компании и плановое рефинансирование кредитов и займов.

Представитель «Роснефти» отказался от комментариев. Представитель Glencore на момент публикации не ответил на запрос . На запрос, направленный поздно вечером в ЦБ, получить ответа пока не удалось.

При участии Алины Фадеевой. 

Источник