Центробанк выведут из схемы валютных покупок Минфина
  • 16.02.2017

Центробанк выведут из схемы валютных покупок Минфина


До сих пор Казначейство не было участником валютного рынка. Вопрос наделения его этим статусом сейчас обсуждается в финансово-экономическом блоке правительства, рассказали несколько участников обсуждения. Предполагается, что оно будет выполнять функцию агента Минфина по валютным операциям в рамках бюджетного правила для пополнения Резервного фонда, заменив в этой роли Центральный банк.

По словам источников , в начале года этапы передачи трейдерской функции от ЦБ к Казначейству были прописаны в соответствующей дорожной карте последнего. Этот документ предполагает переходный период, за который будет создана необходимая нормативная база, IT-инфраструктура, отлажена трейдерская работа внутри Казначейства. Как отметил один из участников обсуждения, процесс передачи трейдерской функции Казначейству может занять около полугода.

Впрочем, окончательное решение властям все еще предстоит принять, оговаривается источник . «Ждем наличия политического решения и того срока, который поставит Минфин для его исполнения», — указал один из собеседников . ЦБ, Минфин и Казначейство не ответили на запрос .

Операции Минфина по валютным интервенциям на внутреннем рынке начались в феврале этого года в рамках применения переходных положений бюджетного правила. При превышении фактических цен на нефть над заложенными в бюджете $40 за баррель Минфин закупает валюту в объеме сверхдоходов, а при их падении ниже этой отметки — продает валюту​. Физически покупку валюты осуществляет ЦБ. Впоследствии она переводится на счета в Федеральном казначействе.

Цель на инфляцию

Участники рынка считают, что ключевая цель обсуждающейся замены ЦБ на Казначейство в качестве агента Минфина по валютным интервенциям — дистанцировать ЦБ от этих операций. «Такое желание ЦБ вполне понятно: ведь взятый курс на инфляционное таргетирование предполагает свободное плавание рубля», — рассуждает главный экономист «Ренессанс Капитала» по России и СНГ Олег Кузьмин. С ним согласен и начальник дилингового центра, руководитель операций на валютном и денежном рынке Металлинвестбанка Сергей Романчук. «На мой взгляд, данный шаг направлен на отдаление ЦБ от этих покупок, так как участие в них имеет негативный психологический эффект», — говорит он. Немаловажной составляющей инфляционного таргетирования является доверие регулятору в вопросах управления инфляцией, пояснил аналитик.

Эльвира Набиуллина и Антон Силуанов

Фото: Петр Ковалев / ТАСС

Сам ЦБ также неоднократно подчеркивал, что является лишь агентом Минфина по данным операциям. При в феврале глава ЦБ Эльвира Набиуллина отмечала, что валютные операции «не стоит рассматривать как валютные интервенции с целью влияния на номинальный курс рубля». «Это не является их целью, и мы из этого исходим и будем и дальше придерживаться политики плавающего валютного курса», — поясняла Набиуллина (цитата по «Интерфаксу»).

В среднесрочной перспективе у ЦБ есть основания дистанцироваться от влияния на курс рубля. По мнению аналитиков, в будущем интервенции будут больше отражаться на курсе. «Мы уже в апреле-мае увидим курс доллара в размере 63-64 рублей, если нефть будет на текущих уровнях, потому что сальдо текущего счета сократится, а интервенции накопятся», — говорит аналитик Райффайзенбанка Денис Порывай.

Вопрос не технический

Участники рынка по-разному оценивают риски предложенного нововведения, но все склоняются к мысли, что многое будет зависеть от того, насколько аккуратно на практике будет действовать Казначейство в своем новом статусе.

Наибольшие сомнения в целесообразности реформы из опрошенных экспертов высказывает главный экономист компании «ПФ Капитал» Евгений Надоршин. «Во-первых, в отличие от ЦБ у Казначейства нет соответствующего опыта и знаний проведения таких операций, а неаккуратный подход чреват ростом волатильности курса рубля. Во-вторых, когда операции на валютном рынке проводят два ведомства (ЦБ свои, а Казначейство — для Минфина), эти действия сложнее сбалансировать», — говорит он. «В худшем случае нельзя исключать конфликта интересов у Минфина между стабильностью рубля и целью по пополнению бюджета, в интересах которой иметь более слабый рубль, который, однако, выгоден далеко не всем субъектам экономики», — резюмировал Надоршин. Дело в том, что ЦБ независим от Минфина, а Казначейство, которому предлагается передать право на интервенции, подконтрольно министерству.

На существование риска некоторого повышения волатильности рубля при передаче интервенции от ЦБ к Казначейству указывает и Олег Кузьмин. «Прекращение интервенций может занять у Казначейства на несколько часов больше времени просто из-за того, что Минфину и ЦБ нужно будет согласовывать позиции, и этот лаг в случае серьезного шока на валютном рынке может иметь важное значение», — говорит он.

Директор по анализу финансовых рынков и макроэкономики «Альфа-Капитала» Владимир Брагин видит в предложении не только минусы, но и плюсы. Он согласен с рисками конфликта интересов у Минфина, но считает, что если Казначейство будет делать интервенции разумно, этот риск можно нивелировать. В числе плюсов он называет то, что при покупке валюты Казначейством не происходит эмиссии рублей. «Поэтому участие ЦБ в этом процессе необязательно», — говорит Брагин. В целом, он считает эту идею вполне разумной.

При аккуратном подходе — если все ограничится зеркальной передачей действующей сейчас схемы проведения валютных операций — повышения волатильности рубля можно избежать: смена агента Минфина не должна оказать краткосрочного влияния на курс, указывает Сергей Романчук. Главный риск он видит в том, что на крайне чувствительный для инсайда рынок может выйти новый игрок. «Важно, чтобы была исключена возможность утечки информации, инсайда, операционных ошибок», — отмечает Романчук.​ 

Источник