• 24.11.2017

Особенности дальневосточной кооперации


Эксперты считают, что кооперативы позволят физлицам и мелким фермерам, получившим дальневосточные гектары по госпрограмме, создать прибыльный бизнес.

«На гектаре земли можно выращивать продукцию только для собственных нужд. Растениеводство приобретает экономическую целесообразность, начиная с размера в несколько десятков га. Ради 1–3 га невыгодно самому покупать сельхозтехнику или капитально строить. Но владельцы участков могут объединиться в кооператив», — считает Алексей Плугов, гендиректор экспертно-аналитического центра агробизнеса «АБ-Центр».

ТАСС рассказывает о том, как зарождается кооперация в регионах Дальнего Востока.

История №1: фермер, трендсеттер и свободный человек

У Михаила Утробина из Хабаровска есть новогоднее желание: успеть к концу декабря построить коровник на участке, который он получил по программе «Дальневосточный гектар». Сейчас в поле залит фундамент, к будущей постройке подведен свет, проторена дорога. Поставить коробку из дерева («Это будет ель») и крышу — не так долго. Думает, все получится.

«Родился в небольшом городке в Хабаровском крае, — говорит он. — С 18 лет живу в городе, там получил образование маркетолога, сначала работал по профессии, потом рос, занял должность регионального директора «Спортмастера». Но пришел к тому, что хочу заниматься своим делом. Хотя всегда работал в офисе, я не считаю себя далеким от сельского хозяйства. Я ведь в детстве жил, можно сказать, в деревне».

Про себя Утробин рассказывает быстро и как на духу, потому что привык повторять свою историю десятки раз. Сначала на переговорах с будущими бизнес-партнерами. А потом он стал учить желающих создать свой агробизнес на дальневосточной земле. Скоро на одном молодежном форуме проведет семинар, который в программе заявлен так: «Как перепрофилироваться из офисного клерка в фермера, живущего на своей земле и производящего экологически чистую продукцию». Получается, он здесь не просто фермер, а фермер-трендсеттер. И его история — про свободу.

Пока в 2016 году люди только узнавали про возможность получения земли, Утробин уже собирал документы на получение 5 га — по гектару на каждого члена семьи: себя, жену, двоих детей и маму.

Когда все более-менее массово пошли за гектарами — в феврале 2017 года, он имел документы на руках.

Сейчас, когда большинство «гектарщиков» (как он называет участников программы) остановились подумать — что делать с землей, он получил грант в 3 млн рублей на создание животноводческой фермы. Начал организовывать кооператив и сделал сайт, через который хочет продавать фермерские продукты от производителей края.

«Сначала я не хотел создавать кооператив, хотел присоединиться к существующему в Хабаровском крае. А их — нет. Тогда познакомился с предпринимателем, который держит мини-цех по переработке молока. И мы решили объединиться. Смысл кооперации в том, что я ему буду сдавать свое молоко, он — перерабатывать, также будем вместе закупать нужные товары для бизнеса, помогать друг другу в продвижении».

Регистрация кооператива происходит в налоговой, нужно собрать множество документов, написать устав — все как при создании обычного юридического лица. «Минимальное количество участников кооператива, согласно закону, от пяти физлиц, КФХ, ЛПХ, — объясняет Михаил. — Сейчас у меня статус владельца КФХ, но я думаю о том, чтобы перерегистрироваться». Ждет в кооператив больше фермеров. Хотя принимать в свою команду он готов не всех.

«Кооператив — это не бизнес, а сообщество, которое, с одной стороны, помогает снижать издержки. Мне нужно 300 тюков сена, моему соседу — 300 тюков, фермеру, который подальше, — еще столько же. Мы складываемся и покупаем уже по сниженной цене. С другой стороны, в кооперативе каждый человек отвечает за общие решения. Кооператив может взять банковский кредит. И бывает так, что участники объединения пользуются благами, а как становится вопрос о том, чтобы получить ссуду, говорят: «Нам не надо». И у остальных бизнес тормозит. Поэтому в кооперативе должны быть люди со схожими целями».

Утробин думает, что найдет общий язык с «гектарщиками», но пока среди них мало тех, кто уже начал что-то организовывать на своей земле.

«У меня хороший участок: 45 километров от центра Хабаровска. Рядом магистраль. В полутора километрах — заповедник, где живут тигры. Вокруг чистые поля, которые уже раздали по программе. Но люди, получившие здесь земли, пока ничего не делают. Они ждут, когда территорию начнут облагораживать по муниципальной программе — эти поля попадают в проект будущей агломерации».

История №2: рыбак у моря

Бизнес на полученном участке создавать не обязательно. Можно ничего не делать с землей в течение пяти лет — на такой срок земля предоставляется в безвозмездное пользование. После государство предложит владельцу взять гектары в долгосрочную аренду на 49 лет. Через 10 лет аренды участок можно будет оформить в собственность.

«Я пока не решил, чем именно займусь на земле, — признается Роман Савва, житель Приморья. — Мой участок — это 2 га у берега моря. Он не подходит для сельского хозяйства, даже для пасеки с пчелами. Капитальное строительство — нельзя, максимум — домик рыбака. Можно поставить пейнтбольный клуб, склад для лодок и каяков. Я выбрал эту землю не только потому, что место перспективное для бизнеса, а еще и потому, что у нас в курортной зоне есть проблема — веревочники. Это мелкие владельцы земли: их много, они натягивают веревки, чтобы закрыть дорогу к морю, и берут деньги за вход».

Благоустраивать свой участок Савва начал еще летом: огородил бревнами, залил фундамент под будущую маленькую постройку. Но чтобы развить это место, нужно проложить дорогу и провести свет. Местные в этом не заинтересованы. «У них нет ни денег, ни желания», — объясняет он. Надежда только на кооперацию с другими «гектарщиками».

«Сейчас я собираю других владельцев земли, чтобы вместе создать кооператив. Нас уже около 20 человек, но не все получили документы на участки, многие еще в процессе. Первая цель — сделать дорогу и провести коммуникации. А после подумаем вместе с соседями о том, что сможем вместе организовать у моря».

История №3: собиратели в таежных лесах

Предприниматель Дмитрий Степанченко из Хабаровска еще не получил свой дальневосточный гектар. Говорит, оформить землю по программе — это не долго. Главное — найти подходящий участок. На землю у него большие планы (хочет собирать дикорос и держать пчелиные пасеки), и поэтому к ней большие требования. Тем более, он ищет гектары не только для себя, а для еще сотни человек.

«Пусть человек живет в Нальчике, Ростове — получает дальневосточный гектар, вступает в кооператив и дает нам возможность организовывать дело на этой земле. Он может совсем не приезжать. Будет постоянно получать деньги за аренду — не невесть какие суммы, но хватит, чтобы хорошо сходить в ресторан. А хочет — пусть приезжает, мы найдем работу. Рук не хватает, у нас в крае есть проблема: люди пьют и не очень-то идут на постоянную занятость».

Бизнес на сборе дикороса и на пасеках, по его словам, популярен в регионе. Поэтому так много желающих с ним объединиться.

Сейчас сбором дикороса нелегально занимаются сотни, если не тысячи человек. Они и рады стать предпринимателями и платить аренду, но получение земли через местные администрации и департаменты — это долгий процесс. Еще и платить втридорога. «Получаешь, например, участок, где только ягоды, но нет самых дорогих кедровых орехов. А платишь как за сбор всего таежного дикороса».

Предприниматель объясняет, что раньше работал в офисе, потом занялся торговлей дикоросом. А однажды имел дело с получением земли под строительство торгового центра в городе, знает, какие в этом деле бюрократические проволочки. «Я так скажу: все, кто критикует «Дальневосточный гектар», пусть попробуют оформить землю не по программе. Эта мера действительно позволяет людям быстро получить участки и начать заниматься своим делом».

Источник